ШИЗОФРЕНИЯ И ДИЗАЙН

сборник неопубликованной хуйни

людям со слабой психикой, беременным и критикам рекомендовано съебать.

***
заг

Мендельсон подошел к телефону. Вот уже шестой год, каждую среду Мендельсон подходил к телефону не понимая как можно одновременно грызть ногти и быть самим собой.

Телефон молчал. Молчал и Мендельсон. Кто-то из них должен первый начать. Балансируя на провисшем канате сознанья, он протянул руку к трубке и пробубнил:

– Зееееле.

– Дзинг!, – откликнулся телефон, заставив Мендельсона, сломя голову броситься в ванную.

Ванная приняла его весьма радушно. Если не обращать внимания на потрескавшееся мыло – здесь можно курить. Мендельсон вытащил мятую пачку сигарет и нарочито громко чихнул. Чихнул. Громко. Чтоб было слышно. Во-первых ему, во-вторых потрескавшемуся мылу.

Мендельсоном завладела жажда общения. Ведь он, как никто другой умел читать розетты.

В который раз возвращаясь с работы домой и отряхивая с себя груз отвергнутых укоров, он задумывался над, под, околоземная орбита.

– Кто?, – спросил он в отчаянии себя.

– И ты еще спрашиваешь?, – удивился он, тщетно пытаясь надавать себе по заднице. Задница виляла.

– Стой, – простонало мыло.

Мендельсон вышел из ванной пытаясь сохранять спокойствие и ясность мыслей.

– В Кабардино – Болгарии…, – бубнил телевизор.

Страховка не покрыла его расходов. Э.

В горах затаился смысл. Охотники из близлежащих деревень, напиваясь с утра в ведро, выходили его искать. Но смысл был хитрым и смелым. Не каждый охотник завидев его мог закричать, – «Смотрите! Кеееееее!».

Однажды смысл умер.

***
Полет в откормленный астрал
Проходит как вознагражденье,
Там, постучав по каблукам,
Уйдем в больное воображенье.
***
Записки сумасшедшего
записка—записка—-записка————-записка-записка——————-записка—-записка———записка-записка————————-записка-записка—————записка—————————-записка———————–записка——————————-записка-записка-записка-записка—-записка——————————————--записка-записка—————————-записка—————————–—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-——–клякса————————–—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————-записка—-записка———————————————-———записка-записка-записка-записка—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-——-записка-записка———————————————————-—————————————-—————————————--неразборчиво———————————————————-записка–—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————--записка-записка-записка—————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-—————————————-——————————–записка-записка-записка————записка-записка———————записка-записка-записка-записка————————–———-записка———————–-записка——————————–—————————записка———————————————-————–записка——————-—————————————-—————————————-——————–дата-подпись
***
Жижда

Мудрость это контролируемая любовь. И посмей только сказать, что Нидерландам уже не светит.

Гражданин А ущипнул гражданина Б. Рассердившись не на шутку гражданин Б со скоростью 120 парсек\сек двинулся навстречу гражданину А.

Коллапс.

***

Данеояре олап длеорщ оалпжва тмокалывдм ооа олвоатмт влаоушоа

Это слепой набор.

Все хотят понять смысл. Все. Даже религиозные фанатики. Почему нет музыкальных фанатиков и религиозных фанатов? Где та тонкая грань, пройдя которую фанат мутирует в фанатика? Почему природа так справедлива к аллигаторам? Почему родоначальником всех азиатских народов не является Солженицын? Почему? И кто ты вообще такой? Иди, убейся от безысходности или возомни себя центробежной силой – мне похуй. Но кто дал право Маяковскому и протухшим дядькам с икон решать за тебя что такое плохо?

И самое страшное – тебе не насрать, у тебя нет времени.

 

***
Лоран

Бешенные бабушки правят миром. Бешенным бабушкам нужен отдых.

Песня посвящается студню:

(вокал)
Эсигла, эсигла, эсигла-а-а-а….

(хор)
Эсигла, эсигла, эсигла-а-а-а….

(вокал)
Когда рассвет над Доном
Приобретет окраску,
Когда пучки валькирий,
С деревьев опадут…

Тогда начнется странный,
Колючий, прозаичный,
Шестой, инновационный,
Начнется и пройдет.

(хор)
Эсигла, эсигла, эсигла-а-а-а….

Давид Гильберт изрек:
– Человек имеет некоторый определенный горизонт. Когда он сужается и становится бесконечно малым, он превращается в точку. Тогда человек говорит: “Это моя точка зрения”.

Хуяк – и нет планшета. Разрушать не легче, разрушать – быстрее.

***
Торнадо

– Лево выбора!, – крикнул капитан Лииь рулевому. «А ведь мягкий знак не может смягчить гласные» пронеслось в его воспаленном мозгу.

Труп рулевого, обхвативший всем телом штурвал, привлекал внимание капитана уже третий месяц. Лииь не решался подойти к штурвалу. Не то чтобы он боялся мертвецов, но было в рулевом что-то, что заставляло верить. Верить в правильный курс. Живым свойственно ошибаться. Мертвым ошибаться не резон. Капитана прошиб мелкий пот. Конечно, когда то у него была карта. Карта и циркуль, секстант и лупа, глобус и стойло, вязь и сноуборды. Когда то было все. Капитан часто вспоминал день своего отплытия. Это был август. Капитан часто забывал день своего отплытия. Это был август. Капитан часто. Капитан не редко.

Из каюты послышалось пение. Тонкий женский голос читал хатаат – молитву народов Дъ. Не спеша зарядив мушкет, Лииь на ощупь пробрался к каюте.

Звезды плевались в горизонт.

Раздался выстрел, и пение продолжилось. Окровавленный капитан соскользнул по перилам на палубу и, бросив взгляд на звездное небо, воскурил фимиам.

– Не каждому фимиаму довелось быть воскуренным, – с гордостью за свой род дымила ароматическая смола. Она знала что используется во исполнение слов 140 псалма «Да направится молитва моя, как фимиам, пред лицо Твое, воздеяние рук моих — как жертва вечерняя». Но нахуй? Вот этого фимиаму так и не удалось понять. Воскурение подходило к концу, когда Лииь вспомнил о самосознании и одним движением руки вырезал на просоленной палубе барельеф.

Один два три четыре пять шесть семь восемь девять десять одиннадцать двенадцать тринадцать четырнадцать. четырнадцать. четырнадцать. четырнадцать. четырнадцать. четырнадцать. четырнадцать. ну что ты будешь делать…

***
Ъ
Для того чтобы что-то понять нужен вибролазер. Без вибролазера понять ничего невозможно по двум причинам. Первой и второй.
Но зачем? Интересно? Любопытно? Страшно? Однобоко? Рейд? Глоссарий? Мембранные перепонки? Ответь. Вопрос зависит от ответа.
В мире рецидивов плюрализм находчиво отбивает нападки консервативных стад. Но если открыть правду – все ослепнут. Ослепнут и перестанут видеть путь. Это весело. Но идти больше некуда. Нет пути. Зато есть свет.
Жизнь – путь. Смерть – награда. Нахуй награды. Ветераны подтвердят.
***
Святые угодники

Нужно ли угождать? Сложно ли угождать? Как бы то ни было факт остается фактом. Делопроизводство поставлено на рельсы с пугающим размахом. Два махом. Три махом. Поехали.

Если погода выдалась не летной – летать нельзя. В нелетную погоду бывают бури. Правительству, конечно, насрать – а люди берут пример. Технология есть – можно мутить. Под конец стало слишком мутно. Настолько мутно, что не видно. А когда не видно – пробираются на ощупь и толкают друг друга. Создаются конфликты, которые поддерживают спокойствие в сердцах власть имущих, это ведь способ оправдать свое могущество.

О правда тЪ. Они сдались слишком рано и учат детей своих сдаваться еще раньше. Привычка – вторая натура.

Да, вторая.
Но не первая.

***
бенедикт

Есть процессы. Процессы которые происходят относительно друг друга. Их отношение суть единица времени. Час субъективен. И субъективен он не с точки зрения обывателя, а с точки зрения создателя Часа. У каждого человека есть своя «продолжительность часа» и она, как и отпечатки пальцев – сугубо индивидуальна. Вот сугубо. И ты такой посмотрел, вроде сугубо. А потом пригляделся, и уже не сугубо… а потом понял. Понял и полиэтилен стал как бы гуще. Не это ли суть?

Вообще привычка задаваться вопросом – грешна, в ней понемножку всех изначальных грехов. Это и есть первородный грех. И ничего, живем…

А сколько раз еще можно вставать на одни и те же грабли? Вечно? Может грабли пора менять? Там древко обмотать чем-то мягким. Полиэтиленом, например. Он же гуще. Или мехом животного какого-нибудь. Но для этого животное нужно убить. А зачем насилие если есть полиэтилен? А? Незачем. Тут остро встает вопрос. Он часто остро встает. Но это не резон.

Кто-нибудь следит за мыслью? Потому что если нет – мы потерялись. Мы в темном лесу наших страхов. Но не надо бояться. Или надо. Одно из двух. Три из четырех. Восемь из стасорокатыщьмильенов. Все больше и больше. Это называется рост, товарищи.

***
локоть

меееееедленно. очень мееееееедленно.

В раю нет ни стыда ни совести. И это единственное чего там нет. все остальное есть. есть даже мимы. они стоят на пьедесталах. эти мимы. и их можно душить. этих мимов. еще их можно не душить. это ведь рай. но совести там нет. и стыда нет. потому что это рай. а не ад.

В аду нет ничего. есть только стыд и совесть. совесть и стыд. Причем совесть грызет, а стыд сжигает. полный набор.

хуйню придумали евреи. грамотно так. продирает аж.

Куда катится этот мир…ни стыда ни совести…

***
зомби

Д`Артанян вышел во двор. Привычно обоссав разложившийся труп Констанции, он направился к водоему.

Их цель – быть. И они есть. Не цель оправдывает средства, а средства оправдываются целью. И мне плевать. В жопу удел. Сегодня и отныне Международный День Востоковеда.

***
Без паники. Приобретая в нашем магазине три кармических узла по цене двух, вы получите в подарок мощи. Торг неуместен.
***
факт
Однажды панды до смерти заебут мир китайцами и гринписовцами. я вижу. вижу их месть.
***
вновь
Дерьмо бывает востребованным и невостребованным. Все зависит от качества дерьма. Дерьмо хорошего качества лелеют. Суки.
Со мной происходит хуйня. Сегодня бродил по городу, а они там. люди.
Я боюсь людей. Они страшные и их много. Миллиарды. Покупаю продукт. Сегодня. Говорю сидящей за стойкой продавщице:
– Килограмм продукта, будте любезны.
Продавщица смотрит сквозь меня стеклянным взглядом.
– Килограмм!,- настаиваю, – продукта, если не сложно.
Продавщица втыкает в вечность.
Я в напряг.
– Продукта, – ору, – килограмм, женщина!
Она в ноль. Запустил в нее тапком. Попал. Расшевелилась.
– Вам чего молодой человек?
– Тапок, – говорю, – верните.
– Какой тапок?
– Я в вас тапком запустил.
Она полезла под прилавок и не выходит. Молчим.
– Вылезайте, – говорю, – под прилавком сыро.
Она не выходит. Ну я, конечно, опять напрягаюсь, снимаю второй тапок и ставлю на прилавок.
– Вот, – говорю, – сам нашел!
Продавщица вылезает, хватает тапок и кричит.
– Подлец!
Орет на всю улицу. Собирается народ. Мне неловко. Хватаю продавщицу за волосы и зубами о прилавок.
– Помолчите мадмуазель, – говорю, – будьте благоразумны.
Она шипит, заливает все кровью, тапок пытается разорвать.
– Уважаемая, – спрашиваю, – не сочтите за дерзость, почем это все?
– Дфадцатьфемь, – говорит, и зубы выплевывает. А народ смотрит. Мне неловко.
Град.Фрейд, фаданго, флюорограф.
урок окончен.

***
Как много зыбких филантропов
Рождает мой усталый ум,
И филантропы из вагонов
Швыряют в снег Лохат – Лухум.

***
Дорога в этикет
Ни хуя себе!, – подумал я медленно сползая с кровати. Ни хуя себе!,- подумала кровать освобождаясь от груза моего тела. Ни хуя себе!, – подумало тело, обратив особое внимание на странное рычание желудка. Ни хуя себе!, – подумал желудок, тщетно пытаясь переварить кусок заплесневелой колбасы. Ни хуя себе!, – подумали колбаса и плесень. Альтруизм. Все другим. Хватит. Бросаю курить. Мозгов осталось не.

***
Я ем рыбу сырой,
Потому что женат,
Я живьем ем гусей,
Потому что хочу…

***
Там где мордой об асфальт
Я,
Гаражи там и цветы
Есть,
Будьте бдительны друзья
Да,
И не надо быть таким…
Нет.